Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Валютные войны

01.11.2011

2010 год был полон ожиданий по окончательному выходу из кризиса, лишь немногие эксперты и аналитики предсказывали, что год будет сложным и говорить о выходе из кризиса как минимум преждевременно. Весной 2010 года мировая экономика впервые всерьез столкнулась с долговыми проблемами государств, которые стали логичным продолжением чересчур либеральной кредитно-денежной политики в докризисный период и накачки финансовой системы средствами господдержки в начале кризиса. Решение проблемы госдолгов проблемных стран, в первую очередь, Греции, было отодвинуто на 2011 год и в текущем году не должно было стать существенной проблемой на пути восстановления экономики. Но уже летом началось обсуждение новой программы накачки деньгами экономики США. Его результатом стало снижение курса доллара по отношению почти ко всем мировым валютам, в результате чего США были заслужено обвинены в манипуляциях с курсом своей национальной валюты.

У американцев действительно сейчас есть все основания и даже необходимость, манипулировать курсом доллара, потому что экономика, несмотря на заклинания властей, никак не оживает, а это грозит новым витком кризиса, что окончательно похоронит мысль об окончании спада и новом циклическом подъеме. Осознавая сложности с оздоровлением экономики Федеральная резервная система (ФРС) США в начале ноября 2010 года объявила о запуске новой программе смягчения кредитно-денежной политики, проще говоря, об очередной эмиссии долларов. Объем выпуска составит 600 млрд. долларов: до конца первого полугодия 2011 года в экономику ежемесячно будет вбрасываться по 75 млрд. долларов. Понятно, что на фоне десятков триллионов долларов в мировой экономике 600 миллиардов - сумма небольшая, но сам факт эмиссии долларов показывает, что ситуация не столь благополучна, как многим хотелось бы.

Но последствия этого решения куда больше, чем мы можем себе представить. Оно является своеобразным Рубиконом для мировой экономики, поскольку ноябрьское решение ФРС окончательно завершило эпоху «глобализации», начавшуюся в послевоенные годы. Тогда были сформированы основные мировые финансовые институты: МВФ, Мировой банк, ГАТТ (ныне ВТО), – с развалом Советского Союза этот процесс ускорился за счет вливания в него бывших стран Варшавского договора. Теперь можно говорить, что этот процесс завершился, потому что действия американских монетарных властей подрывают одну из основ современной глобальной финансовой системы – наличие единой валюты расчетов и единой резервной валюты – доллара США.

Сейчас степень доверия к американской валюте крайне невысока, ярким подтверждением чего является стоимость тройской унции золота, которое традиционно считается защитным активом при угрозе инфляции или девальвации доллара. Как видно на графике (см. график 2) стоимость золота устойчиво растет и с 1 января 2009 года увеличилась почти на 60%. Доллар становится рисковым инструментом, особенно с учетом новой стимулирующей программы ФРС, направленной, называя вещи своими именами, на поддержку финансовых рынков, то есть еще сохраняющихся в экономике финансовых пузырей.

 

Понятно, что данная политика вызывает недовольство у других стран, поскольку новая программа смягчения кредитно-денежной политики ФРС грозит им, в первую очередь  Китаю, увеличением объема потоков капитала на рынки этих стран, что вызовет ускорение роста пузырей на рынке активов и рост курсов национальных валют.

Как следствие, можно ожидать постепенно ослабления позиций доллара на мировых рынках и усиления дезинтеграционных процессов в мировой экономике, а дальше нас, по всей видимости, ожидает углубление регионализации мировой экономики с созданием новых региональных центров и региональных валют.

Нынешняя ситуация все сильнее напоминает осень 2008 года – уверенность в заявлениях официальных лиц о стабилизации состояния экономик сопровождается реальными сложностями и очевидными проблемами большинства стран. Все более актуальными становятся долговые проблемы государств и слабость экономик, поскольку кредитование экономики так и не восстановилось. Не лучшим является положение банков и других финансовых институтов – от активной стадии кризиса остались существенные объемы «плохих» долгов, которые удалось скрыть на балансах, но решить эту проблему можно только после оживления экономики и роста платежеспособности реального сектора, чего в реальности не происходит. По сути, мировая экономика ходит все по тому же замкнутому кругу, о котором мы говорили еще год назад – без восстановления кредитования невозможен экономический рост, а без экономического роста невозможно восстановление кредитования экономики, потому что предприятия не готовы брать кредиты для производства продукции под сжимающийся спрос на их товары.

Ключевым фактором, позволяющим говорить о неизбежности валютных войн, являются не долговые проблемы, а слабость внутреннего спроса в большинстве стран. Граждане не хотят потреблять, и уж тем более брать потребительские кредиты, а предпочитают сберегать. Так, в США норма сбережений достигла 6% - по мировым меркам немного, но на фоне того, что было в этой стране в предыдущее десятилетие, это очень большая величина. И если Япония находится в таком положении более 10 лет и относительно привыкла к такому положению дел, то для большинства других стран зажатый внутренний спрос – это катастрофа. Таким образом, все страны связывают возможность выхода из депрессии с наращиванием своего экспорта.

Но, поскольку не растет внутренний спрос в большинстве стран, то и общемировой спрос растет крайне слабо. В этой ситуации единственный способ увеличить стоимостную величину экспорта – это девальвация национальной валюты и увеличение не абсолютного объема экспорта, а его стоимостного эквивалента.

Проблема заключается в том, что если все одновременно пытаются девальвировать свою валюту, то никакой девальвации не происходит. С начала 70-х годов валюты привязаны исключительно друг к другу, и ни к чему за пределами валютной системы. Ровно поэтому преимущество в «параде девальваций» получают те страны, которые первыми пошли на резкое ослабление национальных валют и получили преимущество во времени.

Справедливости ради необходимо отметить, что «парад девальваций», который пришелся на конец 2008 – начало 2009 гг. позволил части стран за счет дешевизны национальных валют если и не удержать рост, то, по крайней мере, смягчить экономический спад, за счет повышения конкурентоспособности собственной продукции на внешних рынках и импортозамещения на внутренних. Поэтому упрекать страны, которые первыми пойдут на реальную девальвацию национальных валют, можно лишь с позиций глобализации.

Курсы валют часто воспринимаются как вещь глубоко финансовая по своей сути, имеющая мало отношения к реальной экономике, хотя именно курсы валют во многом определяют конфигурацию мировой торговли и конкурентоспособность товаров на мировых рынках. В этом смысле, валютные войны, то есть девальвация валют относительно друг друга, – это первый шаг к дезинтеграции экономической системы, потому что они являются составной частью еще более страшного для глобализации явления – торговых войн, с установлением протекционистских торговых барьеров теми странами, которые еще в состоянии самостоятельно обеспечивать большую часть собственных потребностей.

Для современной нам финансовой системы – это своего рода апокалипсис, поскольку окончательное прекращение процесса глобализации означает конец старой системы взаимодействия между странами.

Позиции США, Японии, Китая и Бразилии – это подтверждение того, что валютные войны уже начались: эти страны уже перешли от слов к конкретным действиям.

В сентябре начал валютные интервенции ЦБ Японии, официально объявив, что это антидефляционные меры, направленные на ослабление курса йены, чрезмерно укреплявшейся к другим валютам. Японская экономика является экспортноориентированной и для нее чрезмерно укрепленная национальная валюта является катастрофой, поскольку снижает конкурентоспособность производимой в стране продукции на внешних рынках. Изменение курса йены за 2 года кризиса было достаточно существенным: йена укрепилась к доллару США со 100 йен за 1 доллар в 2008 году до 85-90 йен за доллар в 2010 (см.график 1), что для и без того находящейся в долгосрочной дефляции японской экономики является достаточно негативным фактором. Естественно, что действия Японии вызвали шквал критики со стороны представителей других стран, прежде всего, одного из ее основных торговых партнеров – США.

Журнал "Консультант", ноябрь 2011

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены