Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Германия: самоидентификация

02.10.2013

Один немец – это прекрасный человек;
два немца – это союз или партия;
три немца – война.

Герман Геринг, лётчик.

 

На выходных 21-22 сентября в Германии прошли выборы в бундестаг (местный парламент), на которых убедительную победу одержал находившийся уже два срока у власти блок ХДС/ХСС, взяв 41,5% голосов, СДПГ (социал-демократы) получила 25,7%, левые взяли 8,6%, экологам достались 8,4%. Не преодолели пятипроцентный барьер и остались без мест традиционный коалиционный партнёр правящей партии  – свободные демократы, также неудачно выступили пиратская партия и недавно созданная партия прагматиков "Альтернатива для Германии". Фактически, ничего экстраординарного не произошло, хотя некоторые предпосылки всё же были, но тем не менее, бундесканцлерин Ангела Меркель сохранит свой пост уже на третий по счёту срок.

Сейчас, однако, перед победителями стоит проблема – с кем вступать в коалицию для того, чтобы сформировать правительство. Здесь возможны два варианта – либо с извечными (но вполне договороспособными) соперниками из СДПГ, либо с "зелёными" – с леваками договариваться никто не хочет. На данный момент более вероятной выглядит коалиция с социал-демократами; впрочем, так или иначе проблемы это составить не должно. Вопрос, стоящий перед страной, в другом: а что вообще делать, каков должен быть путь Германии в современном мире?

Можно сказать, что немецкий социум ответил на этот вопрос вот этим самым голосованием, мощно поддержав консерваторов; процент выше наблюдался лишь в 30х годах прошлого века, а, к примеру, на прошлых выборах блок ХДС/ХСС получил 33% голосов. Иначе говоря, голоса избирателей были отданы за "пусть всё идёт как идёт" – но проблема заключается в том, что нынешнее условно-стабильное состояние, спровоцировавшее избирателей на такой выбор, вряд ли можно назвать долговременным.

Действительно, всего лишь полугодом ранее Европу изрядно трясло, достаточно вспомнить случившуюся как раз в марте эпопею с кипрскими долгами и принудительным списанием денег с депозитов в местных банках. Речь шла о выделении денег, Германия вполне понимала, что в карман залезут именно ей – и именно тогда, на фоне европейских проблем и была зарегистрирована новая партия на немецком политическом небосклоне, закономерно названная "Альтернатива для Германии" (Alternative für Deutschland). Ключевая установка "Альтернативы" – приоритет внутренних германских интересов, и прежде всего экономических, над внешними обязательствами Германии, а основным предвыборным лозунгом было требование выхода из зоны евро и возврата к национальной валюте – марке. Тогда же в апреле по соцопросам поддержка новообразованной партии составляла порядка 20% – но по прошествии полугода она сжалась вчетверо. И причина тому – своего рода некоторая стабилизация ситуации.

Да, в настоящий момент в европейской экономике можно углядеть некие позитивные признаки, главным из которых является выход из длившейся шесть кварталов рецессии. Торговый баланс региона положителен, из рецессии, кряхтя, выползла Франция, и даже несчастная Греция внезапно показала рост потока туристов на 10% (а из России – аж на 64%!). "Зелёные ростки"? Увы, это больше похоже на затишье перед очередной бурей, особенно если учесть, что весной властями Германии был взят курс на подмораживание ситуации везде, где только можно, и причина этому была именно в выборах.

В действительности же ситуация в Старом Свете продолжает оставаться невесёлой: безработица растёт, уровни долгов растут, несмотря на все принимаемые меры по ужиманию бюджетов проблемных стран, такой характерный показатель потребительского спроса, как покупки автомобилей, находится в Европе на минимумах с самого начала отслеживания его, т.е. с 1990 года. Да и греческий турпоток обусловлен простым обстоятельством: прирост вызван тем, что в Грецию решили наведаться европейские туристы, у которых не хватает денег на отдых за пределами Европы, но вполне хватает на Грецию. Кроме того, продолжает сокращаться объём кредитования в еврозоне (что прямо свидетельствует о сжатии деловой активности), и темпы сокращения максимальны со времени создания валютного блока – собственно, это обстоятельство уже повлекло за собой заявление главы ЕЦБ Марио Драги о готовности провести ещё один раунд долговременного кредитования банков – LTRO. Наконец, стоит обратить внимание и на заявление короля Нидерландов о завершении "эры социального государства", на смену которому приходит “общество активного участия”, в котором люди должны взять ответственность за свое собственное будущее и заботиться о себе сами. Вообще говоря, это знаковое признание и фактически это означает, что европейский социализм как концепция, как образ жизни, торжествовавший на протяжении десятилетий, уходит в прошлое, и европейцам это ещё предстоит осознать, умом, душой и кошельком.

Именно в таких условиях Германия входит в очередной политический цикл, задавая себе указанный выше вопрос, пытаясь определиться в меняющемся мире.

Здесь надо отметить, что в своё время максимальную выгоду от образования еврозоны приобрела именно Германия. Большая часть немецкой промышленности работает именно что на рынки Европы. Соответственно, пока валюты были разными, спрос на немецкую продукцию был, в некотором смысле, ограничен сверху рамками проводимой денежной политики. Девальвации валют южных стран Европы были нормой – а всякая девальвация поддерживает своих экспортёров и угнетает импорт, заодно уменьшая потребительский спрос на него. С введением евро эта ситуация изменилась – возможность девальвировать валюту пропала, исчезла и тарифная защита, зато появилась возможность кредитоваться в евро. Итогом этого процесса стал рост задолженности в южных странах Европы и уничтожение своей промышленности в них, поскольку она проиграла в конкуренции более эффективной немецкой (кто сейчас помнит про ранее знаменитое греческое судостроение?), что и сыграло свою роль с началом нынешнего кризиса; долгов много, а возможность заработать денег изрядно уменьшилась. И сейчас эти страны вполне справедливо, по их мнению, предъявляют претензии – мол, спасайте нас, это вы нас довели до жизни такой.

Спасать Германия никого, понятно, не хочет, немецкий карман не бездонный, у самой страны долги велики, а рост ныне не так уж и хорош, I квартал с.г. показал нулевую динамику, а IV квартал прошлого года дал спад. Хватает и внутренних проблем – от турецкой диаспоры до промышленности, которая жалуется на дороговизну энергии, которая вызвана, в свою очередь, отказом от атомной энергетики и субсидированием энергетики экологичной (солнечных батарей и ветряков) за счёт традиционной. Фактически, именно об этом и сказал недавно министр финансов Германии Вольфганг Шойбле, обсуждая очередной, третий по счёту пакет помощи Греции – "повторного прощения долгов не будет". Кстати говоря, Шойбле помянул европейский стабфонд ESM, мол, он ещё далеко не исчерпан – но проблема в том, что реальных денег при формировании фонда было выделено всего на €80 млрд., остальное же – гарантии, которые ещё не факт, что будут реализованы.

При этом хоть как-то наводить порядок в Европе Германии теперь никто не даст, поскольку громкие обвинения в повторении политики III Рейха последуют незамедлительно, да и сами немцы этого уже не хотят – у немецкого народа совершенно однозначно сформирован комплекс вины за тот исторический период. Евроатлантизм Германии, исповедуемый лично Меркель, также не выглядит перспективным, и дело здесь в том, что политика США теперь более направлена на решение собственных вопросов, какими бы они ни были и к какой бы сфере ни относились. Но и мириться с ролью дойной коровы (хоть это давление и подутихло в последние месяцы) немцам тоже не с руки. Кроме того, не стоит забывать и про брюссельскую бюрократию, сформировавшуюся, фактически, в отдельный класс, который никак не хочет терять своего влияния. Принцип "кто девушку ужинает, тот её и танцует" – не про современную Европу.

Я считаю, что Евросоюз в нынешнем виде не жилец, поскольку экономическая основа этого конструкта подорвана, и здесь не стоит обманываться пока ещё продолжающимся его расширением. Регион ждёт либо расползание обратно по национальным государствам (с вероятным дальнейшим размежеванием, к примеру, разделом Бельгии на Фландрию и Валлонию, а также сецессией Каталонии и Шотландии), либо (наиболее вероятный, на мой взгляд, вариант) разделение на два блока – северный и южный, либо же переформатирование в очередной Рейх под чутким немецким руководством – но это практически невероятно. При этом отношения с Россией являются для Германии менее приоритетными, чем вот такое вот наведение того или же иного порядка у себя на дворе.

Но в первую очередь это всё зависит от самоидентификации Германии.

Опубликовано 30.09.13 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Европа

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены