Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Заметки о мировых экономических новостях: Близ есть, при дверех

12.08.2013

Человек убивал человека с начала времён,
и каждый новый фронтир давал нам
новые места и методы убийств.
Почему же будущее должно быть иным?

Полковник Коразон Сантьяго

 

На календаре и за окном – август. Традиционный месяц отпусков – а также проблем, катастроф и иных сложностей. Август не подвёл и на сей раз; аккурат под начало месяца вышли статистические данные, указывающие на то, что экономика России вошла в фазу сжатия. Речь идёт об индексе менеджеров по закупкам – PMI.

Считается он достаточно просто и понятно. Опрашиваемым задаётся вопрос, стала ли у них ситуация лучше или же хуже за последний период, и значение индекса, фактически, есть процентное отношение числа тех, у кого дела стали идти лучше, к общему объёму выборки; понятно, число 50 является пороговой точкой для этого индекса, значение выше его свидетельствует о расширении экономики, ниже – о сжатии. И оказалось так, что значение этого индекса для обрабатывающих отраслей упало в июле, составив 49,2 пункта против 51,7 в июне. При этом индекс опустился ниже 50 впервые с августа 2011 года (опять, кстати, август), и значение это является минимальным с декабря 2009 года. Кроме того, аналогичный индекс в сфере услуг также находится в отрицательной зоне, составив 48,7 балла против 48,8 в июне и представляя из себя 35-месячный минимум. Также третий месяц подряд растут запасы на складах, происходит затоваривание. В предыдущие разы это случалось только в годы кризисов – в 1998 и в 2008 годах.

Спад экономики на пороге.

Разумеется, никак нельзя сказать, что он наступил внезапно. Такая тенденция на замедление темпов роста прослеживалась с прошлой осени. Сначала отразилась в резком росте импорта (и ухудшении сальдо торгового баланса) – свою роль здесь сыграло вступление в ВТО, затем весной был отмечен провал по объёму грузоперевозок, в том числе перевозок металла, это, в свою очередь, нашло своё отражение в уменьшении объёмов строительства. А строительная отрасль обладает, что характерно, едва ли не максимальным мультиплицирующим эффектом на смежные отрасли; иначе говоря, падает строительство – падает и много чего ещё. И всё это отражается на экономике в целом. В итоге – замглавы МЭР Андрей Клепач заявляет о нулевых темпах роста экономики в июне с.г., при этом рост ВВП за первое полугодие составил 1,7% – для сравнения, годом ранее он составлял 4,5%.

При этом Клепач отчего-то надеется, что июнь станет последним месяцем стагнации в этом году, и что во втором полугодии экономику ждёт ускорение, а низкие темпы роста, по его мнению, объясняются снижением экспорта и спадом иностранных инвестиций. Честно говоря, оснований для роста не просматривается никаких. Почему это экспорт должен вырасти, а иностранные инвестиции пойти в российскую экономику? Какие для этого предпосылки? Цена на нефть и так на максимумах. Что до инвестиций – то здесь надо понимать, что любая инвестиция делается не просто так, а из расчёта на то, что она отобьётся и принесёт прибыль. Но о значимых прибылях на российском рынке сейчас можно только мечтать.

Восстановление экономики страны после удара первой фазы кризиса осенью 2008 года можно поделить на три фазы. Сначала имел место посткризисный отскок, обусловленный возвратом цен на нефть на высокие уровни и массированной государственной поддержкой. Третьей фазой был рост на увеличении запасов продукции. А вот вторая фаза, длившаяся (как основной процесс) примерно с середины 2010 по начало 2013 года, была обусловлена потребительским спросом, который, в свою очередь, имел в своей основе рост потребительского кредитования.

Вообще говоря, здесь есть какая-то непонятная мне психологическая закавыка. Я прекрасно помню середину нулевых и бывший тогда общим местом глупый и инфантильный взгляд – "а что такого-то, вон на Западе всю жизнь в кредит живут, и ничего". Затем начинается кризис, сначала в тех самых западных странах, а вскоре и у нас. Начинаются проблемы – людей увольняют, предприятия закрываются, у закредитованных граждан изымают честно нажитое имущество и накладывают на него арест. Дело доходило тогда и до откровенной экзотики, типа взятия кредита на то, чтобы вывезти понравившуюся женщину на зарубежный курорт и расплаты за кредит, простимулированной  арестом нескольких кроликов и породистого кота. 

Риторика "живут в кредит и ничего" вскоре исчезла, я думал, что народ, получив этакую прививку, поумнеет и начнёт жить по средствам, разумно оценивая свои денежные потоки и кредитуясь, только если действительно надо (вообще говоря, никогда нельзя забывать, что кредитуясь и наращивая потребление сейчас, по факту общее потребление заёмщика на отрезке времени сокращается, поскольку надо будет отдать банку и тело кредита, и проценты). Ан нет – к примеру, 2011 год показал рост потребкредитования примерно на 40%, 2012 год дал схожие результаты.

Но и этот источник уже практически иссяк. Уже в декабре 2012 года был отмечен аномально низкий рост объёмов кредитования, при этом объём погашения кредитов был существенно выше ожидавшегося. Тенденция продолжила своё развитие с началом 2013 года. Фактически, потенциал кредитоспособности населения оказался выбран: все те, кто хотят и могут взять кредит, уже имеют его (а то и несколько кредитов). Так, по данным ЦБ РФ и кредитных бюро, количество розничных заёмщиков оценивается в 34 млн. человек, что составляет 45% экономически активного населения. При этом, как показало недавнее исследование Национального бюро кредитных историй (НБКИ), в стране есть регионы, где доля экономически активного населения, имеющего кредиты, близка к 100%; это, к примеру, Челябинская, Кемеровская, Свердловская области, а также Башкирия и Хабаровский край. Хуже того, четверть заёмщиков имеют обязательства перед 3-4 банками, в 2007 г. их было чуть более 4%, в апреле 2012 г. – 21,2%. Наконец, 3,5% заёмщиков (а это более миллиона человек!) имеют пять и более кредитов. Расцвело рефинансирование кредитов, когда новый берётся для того, чтобы погасить старый, лишь углубляя общую долговую яму.

Итог закономерен. У российских банков, по данным ЦБ, на данный момент 426,6 млрд. руб. проблемных розничных кредитов (просроченных на 90 дней и более), при этом за январь – май их объем вырос на 92 млрд. руб. против 50 млрд. прироста за весь прошлый год. Растут риски банковской системы в целом, что признаётся уже и ЦБ. Он провёл стресс-тестирование банковского сектора, по итогам его (и на основе данных на 1 января 2013 года) ЦБ пришёл к выводу, что банковская система может потерять до 42% своего капитала, ее совокупные доходы снизятся до минимального уровня, и из-за эффекта домино на банковском рынке дефицит ликвидности может достичь 200 млрд. руб.

И что делать? "Естественных" источников роста более не просматривается. Власть сейчас действует по трём направлениям. Во-первых, рубль определённо встал на траекторию девальвации. Это поможет экспортёрам, но это удорожит импорт, что, в свою очередь, ударит по жизненному уровню населения. Кроме того, поддержка внутреннего производства за счёт занижения курса имеет смысл при наличии этого самого производства, в идеале, в полном цикле. А если производство само зависит от импорта тех или иных ключевых компонентов? Значит, товар дорожает, и при этом он должен продаваться на сужающемся рынке. Во-вторых, речь уже идёт о распечатывании Резервного Фонда и трат его средств на инфраструктурные проекты, в том числе высокоскоростной магистрали Москва-Казань. Затея, на первый взгляд, неплохая, но срок окупаемости лишает смысла всё это строительство. Ну а третий путь – повышение налогов и введение новых поборов с населения. Здесь и налог на недвижимость, и совершенно омерзительная идея с введением социальных норм потребления электроэнергии. Мало того, что эти нормы будет определять неизвестно кто и неизвестно как (и при этом все эти дармоеды будут старательно оправдывать своё существование как бюрократическая структура), так ещё и в эти траты будут включены "общедомовые нужды" – где, понятно, огромное поле для злоупотреблений и банального воровства вкупе с раздолбайством.

При этом всё вышеуказанное происходит на фоне явно активизирующейся политической сферы. Видимо, наша власть решила избрать не самый простой способ самоубийства. Действительно, почему будущее должно быть иным?

Но всему свой срок.

Метки:
Кризис, Государство, Россия, кредитование, политика, финансовая система, ЦБ РФ, бюджет

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены